Shlomo Bronshtein – A2 2018-11-30T17:51:18+00:00
back to main artist page

Фото-эзотерика во внутреннем дворе

В Иерусалимском Дворце Конгрессов «Биньяней ха-Ума» открылась персональная выставка  фотографа Шломо Бронштейна «Внутренний двор»

У каждого есть свой внутренний угол, своя заповедная зона. Туда допускается не все, иногда никто, иногда сам хозяин этого двора забывает туда заглянуть, расчистить завалы, посадить новые ростки. Иногда этот внутренний двор, это закрытое, или точнее – не для каждого открытое пространство заполнено туманом, там может идти дождь, светить солнце, быть сумрачно или ясно. И не часто приходит тот момент, когда вход в это тайное пространство хочется открыть и показать другим. Приоткрыть не только ранее скрытое тем, кто заглядывает снаружи, но и показать внешний мир таким, каким он видится изнутри.

Израильский фотограф Шломо Бронштейн много лет проработал в журналистике. Сначала «там» — в уже ушедшем во времени и в пространстве «там», затем «здесь» — в газетно-репортерском мире, темп которого не позволяет сосредоточиться на внутреннем ни на минуту.

Мир репортеров требует непрерывного движения. На медитацию, на обдумывание, на проникновение в тему времени нет. Скорость щелчка затвора, количество написанных в минуту слов определяют жесткий ритм, выдерживать который очень сложно.

Так что не удивительно, что в некий растянувшийся на пару лет момент Шломо увлекся мистикой, эзотерикой, хилингом, стал лечить людей и медитировать. Медитировать в своем нынешнем времени, пространстве — в своем внутреннем фото-дворе, занявшись художественной фотографией. Он фотографирует свой внутренний двор – и буквально и иносказательно.

Фотография репортерская придала ему четкий, острый взгляд на мир, мистика и эзотерика прибавили чувства и спокойствия, застывшую в мгновение медитативность. Его снимки превращаются в своеобразную мандалу — их можно подолгу рассматривать, можно бросить мимолетный взгляд. Но главное то, что в этот внутренний двор хочется зайти и задержаться в нем, познакомиться с его хозяином и продлить с ним диалог, начавшийся с быстрого взгляда.

Свои первые снимки Шломо Бронштейн сделал будучи подростком. На черно-белых работах того времени — друзья и большой ташкентский двор: гроздья винограда, розы, большой орех. Позже хобби станет профессией. Закончив факультет журналистики ташкентского университета, Шломо начал работать в газете «Вечерний Ташкент». И там его статьи всегда иллюстрировались его же фотографиями. После репатриации, работая в израильской прессе, Шломо не изменил своему призванию и постоянно публиковал свои снимки. Но однажды привычный ритм работы был нарушен. Произошел настоящий переворот в его творчестве, причиной чему стала встреча Шломо  с Исраэлем Асифом — мистиком, эзотериком, энциклопедистом. На протяжении многих лет он был духовным учителем Шломо Бронштейна и  направлял его талант, его способности.

–   Однажды с Исраэль Асиф сказал мне : у тебя есть 20 дней, чтобы полностью изменить твое отношение к фотографии. Ты должен стать фотохудожником. Это твое призвание. Для этого ты должен без перерыва снимать 20 дней. Работы, снятые за день, ты не рассматривая и не анализируя переносишь из фотоаппарата в папку компьютера, и… забываешь о них.  Через 20 дней мы встретимся, откроем все папки и поговорим…

– Трудно представить эту бурю чувств, — говорит Шломо Бронштейн. — Мы открывали папку за папкой, и я не мог поверить, что это мои работы. Впервые в жизни я фотографировал без всяких границ и правил! Это было ни с чем несравнимое ощущение свободы. Эти снимки и оказались решающими в переходе от фотожурналистики к художественной фотографии».

— Свобода — прекрасное ощущение. Вопрос в ином: а что принципиально изменилось?

— В современной фотографии существует специализация. И каждому понятно, что свадебный фотограф никогда не возьмется за техническую съемку нано-частиц, а газетный военный репортер вряд ли станет фотографировать манекенщиц на подиуме. У каждого свой инструментарий, свои подходы и пути решения художественных и творческих задач.

— Какую фотографию можно считать удачной?

— На этот вопрос прекрасно ответил Сергей Максимишин — фотограф с мировым именем: «Хорошая фотография — та, которую невозможно описать словами. Любое искусство стремится стать похожим на музыку, потому что музыка — единственное из искусств, которое действует не через голову, а внутривенно. И фотография тем лучше, чем меньше в ней литературы и больше музыки» Лучше и не скажешь!

— А с чем связанно название выставки? Почему «Внутренний двор»?

— Внутренний двор — это тихое пространство возле дома, место для наблюдений и размышлений о Большом Мире. Это удивительное место, где пересекаются Пространство и Время, устраивая неповторимую игру света, теней и красок. У каждого человека есть свой внутренний двор — заповедное пространство Души.

Представьте: « я нахожусь в маленьком, тихом и спокойном внутреннем дворе своего дома и могу наблюдать за внешним миром, бросая изредка взгляд через забор. Источником вдохновения служит разговор с самим собой, внутренний компас. Даже если объект виден (и видится) ясно, то всегда вокруг него есть аура мистики, которую на фотографии можно передать как некую сверхъестественную атмосферу. Уверен: у каждого человека есть внутренний двор – свое свободное пространство мысли, заповедник его Души.

А. Краснова, Газета «Вести», Израиль 30.1.2016